РЕПЛИКА

СВЯТОСЛАВ ГАЙКОВИЧ

вице-президент Союза архитекторов Санкт-Петербурга

Прошедший 2016 год стал знаковым для петербургской архитектуры: в Северной столице появился целый ряд ярких современных объектов. В то же время, на окраинах города до сих пор иногда строят однообразные «муравейники», на проекты которых, казалось, никогда не падал взгляд представителя архитектурного сообщества. В каких условиях творят сейчас петербургские архитекторы и что нужно для появления новых ярких проектов на городской периферии, порталу лахта-центр.рф рассказал вице-президент Союза архитекторов Санкт-Петербурга и руководитель архитектурного бюро «Студия 17» Святослав Гайкович.

Святослав Владимирович, какие события 2016 года вы назвали бы самыми важными для петербургской архитектуры?

Я могу назвать три таких события. Первое – строительство стадиона на Крестовском острове. Это спорный объект с позиции общественного мнения, но его появление —  это колоссальное событие в жизни Петербурга, сравнимое, наверное, со строительством Новой Голландии в XVIII веке. В ХХ веке его можно сравнить по значимости со зданием Кировского райсовета авторства Ноя Троцкого, которое должно было располагаться в новом центре города. Центром район так и не стал, но архитектурные достоинства и значимость этого здания в контексте развития Петербурга весьма высоки.

Я не буду обсуждать, кто сколько денег потратил при строительстве стадиона на Крестовском и куда их увёл – для архитектора это предмет важный, но не имеющий отношения к архитектуре. А вот создание такого объекта, который никак не повредит историческому облику города, но при этом поставит Петербург в один ряд с развивающимися, а не исключительно музейными городами – это очень важное дело. Город-музей – это хорошо, однако городское развитие также жизненно важно.

Второе событие в петербургской архитектуре – презентация законченного жилого комплекса «Смольный Парк» архитектурной студии Земцова и Кондиайна. Это весьма удачный проект на очень сложном месте, с целым рядом остроумных планировочных решений. Комплекс современный, он одновременно не спорит с архитектурным контекстом и не подражает этому контексту.

Ещё один объект, чрезвычайно важный для Петербурга, который окончательно был введён в эксплуатацию в этом году  – Западный скоростной диаметр. Его архитектурный облик достоин всяческих похвал: это грандиозный объект с очень изящно сделанными опорами. Прежде всего ЗСД имеет, конечно, транспортное и экономическое значение, но и как архитектурный объект он мне тоже нравится.

Как вы считаете, как повлияло на работу современных архитекторов ограничение высотности, которое введено в центральных районах Петербурга? Сильно ли ограничивают архитекторов эти требования?

Настоящие архитекторы всегда работают в рамках огромного количества ограничений: законодательных, этических, эстетических. Конечно, новый регламент ограничивает, но в этом нет ничего плохого. Это просто одно из условий, в которых осуществляется проектирование.

Перенесёмся на окраины Петербурга: есть ли там сейчас качественная архитектура, удалось ли в жилых комплексах уйти от «серых коробок» советских времён?

Архитектор, как правило, стремится к самовыражению, несмотря на ограничения, о которых мы только что говорили. Трудно себе представить архитектора, который хочет проектировать «серую коробку». Однако проект с безликой архитектурой может быть следствием взаимодействия между заказчиком и архитектором. Когда заказчиком выступает примитивный девелопер, который понимает экономику в очень ограниченном смысле, экономические соображения становятся важнее архитектурных. Такие девелоперы склонны, например, сэкономить на входе в жилую секцию, не понимая, что небольшое повышение высоты повысит продажную стоимость квадратного метра. В этом случае заказчик ошибочно считает «серую коробку»  наилучшим вариантом для быстрой и выгодной продажи.

Однако это не самая главная опасность. Иногда на окраинах мы сталкиваемся с другой крайностью – отсутствием  художественного вкуса. Тогда появляется «коробка», изрезанная лишними карнизами и украшенная беспорядочными, якобы «весёлыми» цветовыми пятнами. Сюда же можно отнести применение неуместных постмодернистских элементов  – всевозможных портиков, фронтонов и башенок.

Можно ли говорить в целом о тенденции появления качественной архитектуры на окраинах Петербурга – или она остаётся на уровне отдельных проектов?

Качественные проекты на окраинах, безусловно, есть. К примеру, ансамбль «Токио» архитектора Феликса Буянова в Приморском районе, который высоко оценило архитектурное сообщество, или «Жемчужный фрегат» в «Балтийской жемчужине» от «Студии 17».

Отдельные это проекты или уже тенденция – я сказать не берусь, тут нужен искусствоведческий анализ. Когда люди не могут купить нормальное жильё или сталкиваются с отсутствием инфраструктуры в новых проектах, они оценивают архитектуру по шкале «красиво-некрасиво» в пользу «некрасиво». Тем не менее, мы ждём и от искусствоведов, критиков и от наиболее продвинутых граждан оценки нашей деятельности. Справедливой оценки, без склонности обвинять архитектора во всех недостатках окружающей среды: нужно помнить, что в его власти далеко не всё.

Оригинал

КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
Летняя школа
27/07/2017 – 7/08/2017
Кимры и Енисейск
Фестиваль
22/07/2017 – 7/08/2017
Москва, Дом творчества Суханово
Союз архитекторов России © 2011–2017 Условия использования материалов сайта